Все эти предметы по сути своей более подробная и узкая разработка некоторых положений той же математики, физики, химии.

Так постепенно формируется профиль инженера: общий, широкий и более специальный, узкий. Инженер, более подробно изучивший радиотехнику и электронику, становится радиоинженером; освоивший горное дело, машины и механизмы шахт и рудников,- горным инженером и т. д. Но в основе каждой инженерной специальности должно лежать хорошее знание общих дисциплин, тех, которые изучаются еще в школе. Поэтому мы и утверждаем: инженер начинается в школе.

После школы мы ничего существенного не изменим в нашей позиции, мы только будем углублять и расширять приобретенные знания, не больше. И выбор специальности своей происходит в основном в школе. Хотя порою мы даже и не подозреваем об этом.

Существует немало точек зрения на то, каков должен быть объем знаний инженера. Одни считают, что инженер — это сосуд, который надо наполнить знаниями и сведениями до отказа. Другие говорят, что инженер — это факел, который надо зажечь.

Одни — за Эдисона: тот помнил тысячи самых разнообразных сведений из различных областей науки и техники, был своего рода ходячей энциклопедией. Другие — за Эйнштейна, которому легче было вывести формулу заново, нежели запомнить ее. А кто же все-таки прав?

Если нам придется в этом споре быть судьями, мы скажем: правы и те и другие. Мы скажем так потому, что спор этот, по существу, беспредметен. Нельзя говорить о человеке вообще и призывать его быть Эйнштейном или, наоборот, Эдисоном.

Человек всегда конкретен. Одному достаточно понимания общих закономерностей. Другой силен памятью, идеи в его голове рождаются лишь после того, как она насытится огромным количеством информации, разрозненных сведений и фактов.

Для третьего нужна система и озарение.