К этой мысли приходит и известный советский конструктор трижды лауреат Государственной премии А. Рихтер: «Выполняя одно и то же задание, разные проектировщики представят неодинаковые решения, в которых непременно найдут отражение чисто человеческие свойства и наклонности: широта или узость взглядов, приверженность к новизне или традициям, радикальным решениям или разумным компромиссам, тяготение к сложности или простоте, невнимательность к «мелочам» или стремление к постижению тонкостей».

Как ни странно, несмотря на такую близость творчества художника и конструктора, некоторые инженеры даже сейчас считают особым достоинством неказистый и грубый вид своих конструкций. По их мнению, отсутствие красоты и изящества с лихвой окупается техническими качествами их машин. «Человек,- говорят они,- любит машины не за их красивый вид, а за работу, которую они выполняют».

Казалось бы, такое рассуждение не лишено смысла: какое нам дело до внешнего вида авиационного двигателя, упрятанного в крыло самолета, или судового винта, скрытого от наших глаз толщей воды. Стоит ли тратить время и средства на то, чтобы придать им красивый вид? Да пусть они выглядят как угодно, лишь бы были надежными и экономичными.

Однако эти инженеры не должны забывать, что в конечных своих звеньях мир машин неизбежно соприкасается с человеком. И вот в этих-то точках контакта красота и удобство машины играют далеко не второстепенную роль. Конечно, есть немало машин, при проектировании которых можно не заботиться об их внешнем виде.

Нам действительно все равно, красив или нет двигатель самолета, но неудачное оформление пульта управления этим двигателем, за которым сидит пилот, может быстро вызвать утомление и даже привести к аварии. Некрасивый, неудобный станок, неудачно окрашенный цех, примитивный, грубый инструмент раздражает рабочего, делает работу неприятной, снижает производительность труда.

Похожие записи:
  1. общий